Кёркленд
У меня всегда была своя собственная модель Вселенной. Я носил ее в кармане и никому не показывал, боялся, что увидят и украдут, или, того хуже, захотят сделать себе такую же. Моя модель Вселенной пахла клубникой, что было странно - ту же чернику я люблю из всех ягод больше всего, а клубнику вообще не переношу. Она была похожа на мою первую любовь - вроде бы отрешенная от всего, просто лежит у тебя в кармане и дает себя любить, но потом, в определенный момент пытается вырваться из кармана куда подальше, потому что ты с ней ничего не делаешь, а она не принадлежит никому.
Моя модель Вселенной была настолько совершенной, что в определенный момент карман не выдержал и порвался. Я как раз тогда был на людной улице, в окружении толп незнакомцев. Только нагнулся, чтобы поднять ее, как вдруг карманы стали рваться у всех окружающих, и из всех этих карманов стали выпадать такие же модели Вселенной. Их стало валяться на земле так много, что было сложно определить где чья. Вся улица встала на колени, и тщетно пыталась найти свою одну - единственную Вселенную. Я нашел Вселенную, которая была похожа, да нет, точно была моей, и радостно покрутил в руках, ощущая исходящий от нее запах. Она пахла черникой.
Как и все окружающие люди, я ошибся Вселенной, да только по правде не пожалел об этом.